Я делаю кадр «на пол удара сердца» раньше…

Его зовут Арамис, но он не знает французского...

RusRadioMarbella: У нас в гостях очень интересный человек. Его работы экспонируются в художественных галереях, как России, так и мира, в том числе, в Государственном Русском музее. Этот замечательный и талантливый человек говорит о себе так: «Сейчас я достиг возраста удовольствия, а не суеты…» С нами Сергей Пилипенко, или Серж Арамис. Добрый день, Сергей!

Арамис: Здравствуйте, дорогие друзья! Здравствуй, любимая Испания! Рад поговорить с вами!

RusRadioMarbella: Всё-таки, какая форма обращения более приемлема: Сергей, Серж, Арамис?

Арамис: Любая форма приемлема: Серж, Арамис, Сергей…

RusRadioMarbella: Сегодня у меня такое настроение, что хочется называть тебя (подчёркиваю – тебя, так как мы уже давно знакомы) Серж. Хорошо?

Арамис: Давай!

RusRadioMarbella: Не будем скрывать, Серж, что совсем недавно ты отметил свой пятидесятилетний юбилей? После этого появилась фраза об удовольствии?

Арамис: Нет, она появилась раньше. Но полсотни впечатляют! И обязывают! Внутренние ощущения существенные, но мне приятно ощущать какие-то метаморфозы. Они меня радуют.

Так что, 50 лет, как бы это грандиозно и пугающе не звучало – это интересный возраст!

RusRadioMarbella: Для того, чтобы погрузить читателей в наш разговор, расскажу, как мы познакомились. Серж был у нас на Фестивале Русского Кино в Марбелье в 2015 году. Был и фотографировал, чудесно и совершенно! Нам всем страшно понравились все его работы! И ему, по-моему, тоже у нас понравилось? 

Арамис: Я был в полном восторге! Моё появление здесь было совершенным экспромтом и авантюрой, я был, буквально, вброшен в такое знаковое культурологическое мероприятие, где и русское кино и «русскость» во всём. Учитывая это, восторг был двойным! Это было здорово! Вы – великолепные организаторы! Замечу – сказанное выше не «джинса» и не реверансы. Всё было «вкусно», и это было счастье!

RusRadioMarbella: Ждём тебя в следующем году! Раз так вкусно – надо повторить!

Арамис: Надеюсь, повторить удастся…

RusRadioMarbella: Приступаем к серьёзным вопросам, Серж. Готовься!

В твоём послужном списке много разных уважаемых организаций, где ты состоишь в том или ином статусе: и Ассоциация Искусствоведов, и Международная Ассоциация Художественных Критиков, и Российское Географическое Общество, и Институт Современного Искусства и Фотографии, и Российский Фото Союз (президентом которого ты являешься). Звучит очень авторитетно. Учитывая всё это, вопрос к тебе, как к специалисту: «Где граница между фото ремеслом и фотоискусством?»

Арамис: Чтобы ответить, придётся шире брать. Что, вообще, является художественным произведением, объектом культурного наследия или национальной ценностью? Сейчас, например, писатели новые не появляются, появляются сплошь – литераторы. Этих литераторов покупают тоннами, а Толстого… одну книжку в месяц. Поэтому часто сложно объяснить, что более ценно, что более важно. Ремесло – это всегда хорошо. Если говорить о России, то в реестре специальностей Российской Федерации профессии «фотограф» не существует. Значит, все фотографы – любители. Хотя… увлечённо занимаясь этим «любительством», я наблюдаю, что уровень российских фотографов намного выше уровня европейских «профессионалов».

Почему? Не знаю. Может потому, что «наши» более несчастные… бедненькие… всё берущие не «индустрийностью», а душой… и отсюда более талантливые? Хотя, однозначно обобщать, наверно, нельзя, любое творчество сугубо индивидуально и личностно. У русских людей всё глобально, без нюансов: «Костёр не разожжём, а гору расколем!» Это нам по плечу. Талантов много – индустрии нет! В Европе всё структурировано, там это большое производство, большой бизнес. А поскольку в России только любительство, это даёт такой простор для творчества! Появляются очень интересные работы достойные уважения.

Кстати, очень много девочек пришло в фотографию, потому что появились цифровые камеры. Появились девочки очень талантливые! Их теперь технический аспект фотографии не напрягает, не надо проявлять плёнку, достаточно нажимать на кнопку. И они реализуют себя, а это радует!  

RusRadioMarbella: Я девочкам передаю особый привет, потому что мы девочек всегда поддерживаем. А вот мальчики, я знаю, их не очень поддерживают. Хотя, ты-то как раз поддерживаешь, и «девочка» – это главная тема многих твоих фотографий.

Арамис: Извини, перебью. При всей моей любви к красоте женщины, мои девочки мне как раз говорят: «Господи! Мы стараемся, а у тебя – сплошные старые мужики!» Да, признаюсь, мужской портрет для меня круче! Нет, я всё-таки на женщин ориентирован по жизни! Но в мужском портрете больше нерва, больше характера, там – глубина…

На девочку мы смотрим, чтобы увидеть какую-то прелесть, красоту, нежность, даже желание, а у мужика ты видишь годы прожитые, и… если поймаешь в глазах этот нерв, увидишь там целую историю.

RusRadioMarbella: Я не соглашусь, наверно, потому что есть женщины зрелого возраста с не менее выразительными лицами.

Арамис: Но у морщинистого мужика, даже если он закончил «кирпичное ПТУ», у него всё это больше читается…

 

RusRadioMarbella: Ты ведь являешься президентом и основателем Российского Фото Союза?

Арамис: Да. Российскому Фото Союзу 24 октября этого года исполняется 10 лет. У нас в стране существуют две основные общественные организации, объединяющие фотографов: одна – мощная структура из фотографов старой школы, это «Союз Фотохудожников России»; вторая, более молодая – «Российский Фото Союз». Между ними есть некоторое принципиальное отличие, и я на этом настаиваю: в Союз Фотохудожников принимаются люди с учётом портфолио, сформировавшегося уровня, там учитывается количество выставок, умение, уровень техники… то есть, там – некая элитность или, скорее, закрытость (клановость);

А мне всё равно, что ты снимаешь, как и чем ты снимаешь. Мне важно, что ты живешь фотографией. Вот, например, если ты идёшь со своей милой девушкой и вдруг говоришь: «Родная, посмотри, если вот тут чуть-чуть нагнуться и посмотреть отсюда, то гляди, как заиграло солнце в стёклах!», если ты живёшь этими картинками, то ты нашему «Союзу» интересен.

Нас становится всё больше и больше, это движение. У нас 11 представительств. В позапрошлом году открылось 12-ое в Феодосии. Когда мы вместе, мы имеем возможность (благодаря тому, что нас много) быть заметными и интересными для государственных программ, организовывать какую-то «движуху»: выставки, фотопленэры, творческие вечера и фестивали…

RusRadioMarbella: Серж, судя по всему, вы движетесь к тому моменту, когда в реестре всё-таки появится профессия «фотограф».

Арамис: Я могу про это рассказать. Это очень интересная и достаточно глубокая тема. Мой хороший друг Сергей Степанов (ректор академии МНЭПУ) собирался запустить обучение этой профессии. На мой взгляд, фотограф – это, безусловно, высшее образование. Ведь это изучение и биологии, и оптики, и физики, и психологии, и истории искусств! Огромный пласт. Это на пять лет! А ещё – это обучение тому, как себя вести в той или иной ситуации, изучение юридических основ того, где можно снимать, а где нет. Если ты профессиональный фотограф, ты должен во всём этом ориентироваться. Кроме того, ты должен изучать маркетинг, чтобы знать, как продавать, то, что ты делаешь. В Европе обучают умению торговать художественными произведениями. То есть, это ещё один большой пласт!

Я возглавил Институт современного искусства, но ненадолго. Вынужден был признать, что, к сожалению, я не администратор. Я человек творческий и заниматься составлением учебных планов, структурой обучения, разбираться с условиями жизни студентов… не «моё». Я снял с себя эти функции и, к сожалению, после этого такая хорошая идея не была реализована. Любое начинание развивается только тогда, когда его продвигают инициативные, увлечённые люди. Я – человек увлечённый, но… не моё это!

RusRadioMarbella: Во всяком случае, Серж, эту тему можно лоббировать.

Арамис: Безусловно, но это предполагает огромный ресурс на уровне правительственном.

Основной аспект связан с тем, что нет методологии преподавания. Её нет, и все бумажки об образовании по фотографии – это иллюзия. Современное преподавание фотографии в России – это что-то вроде: «Мастерская Олега Табакова», «Школа Немировича-Данченко»... то есть, «нечто» абсолютно авторское, «нечто» имени придумавшего, использующее его индивидуальный метод. Но основного, унифицированного «букваря» пока нет.

RusRadioMarbella: Желаю, чтобы он появился. С букварём-то всегда легче?!

Арамис: К сожалению, появилась такая тенденция, сложилось мнение: «Кто не умеет фотографировать, начинает учить.» А люди, которые умеют, сублимируются в этом своём увлечении, им некогда учить, они занимаются творчеством, они получают от этого удовольствие. А учёба, это, скорее, для людей, которые хотят приблизиться, приобщиться. Я это приобщение, безусловно, поощряю, но «иконы» современной фотографии (всемирной и нашей) преподавать не идут, всё-таки им не до этого…

RusRadioMarbella: Серж, раз вспомнили об образовании, спрошу: «У тебя есть художественное образование?»

Арамис: Отвечая на этот вопрос, я обычно говорю: «Моё художественное образование – это съеденная в первом классе банка ленинградской гуаши».

RusRadioMarbella: И ты был ею отравлен!?

Арамис: Ха-ха! Нет, она делалась на меду!

RusRadioMarbella: Хороший ответ!

Арамис: Я всегда говорю: «Давайте поменьше смотреть на регалии, давайте смотреть на работы!»

Не важны мои регалии и пачка дипломов, которые у меня есть! Есть образованность, а есть образование. И здесь есть (у нас, по крайней мере) некоторое различие. Кстати, самые успешные предприниматели (как в мире, так и в России) – это бывшие двоечники, хулиганы, рисковые, творческие, талантливые…

RusRadioMarbella: Серж, я тебя услышала. Фототехнологии, как и все остальные технологии, развиваются в современном мире очень стремительно. И новые гаджеты, и камеры, и телефоны оснащены всяческими фильтрами, спецэффектами, автокорректорами. Как профессиональный фотограф относится к этому? Это мешает, составляет конкуренцию или не заботит вообще?

Арамис: Достаточно глубокий вопрос. Люди сейчас снимают на «цифру», а все эти новые технологии – это, по сути, интерпретация того, что было раньше. Раньше снимали на стеклянные пластины, и была своя технология, потом снимали на плёнку, и сидели в лабораториях (а кто-то в ванных) с красным светом, добавляя какие-то реактивы.

Ну, а сейчас – фотошоп! Это многофункциональный графический редактор, который делает «красиво». Если какой-то фильтр прикрутит тебе ушки или зубки, и тебе понравится это, ну и хорошо! Всё зависит от Вашего внутреннего желания, понимания красоты и удовольствия! Вы никому, ничего не должны! Творчество – это наслаждение… хоть и труд.

Я работаю с цифрой и, конечно, я знаю редакторы, и пользуюсь ими. Нажатие на кнопку камеры – это ещё не фото, это только половина процесса, половина результата, который будет напечатан. Поэтому, когда говорят: «Нет, никакого фотошопа!» – я считаю, это или большая лень, или глупость, или кокетство. Снимаешь на цифру – должен знать редакторы, чтобы убрать или нивелировать какие-то дефекты. Если ты этого не знаешь, или об этом показательно заявляешь, то снимай на «Polaroid». Там точно – нажал и... что вылезло, то вылезло! Всё развивается, всё улучшается. Я за технологии! Технологии дают нам более эффективный инструментарий для творчества и реализации…

RusRadioMarbella: Я, когда готовилась к интервью с тобой, много прочитала, посмотрела. Тебе приписывают такую придумку: «нерв в фотографии». Конечно, это подразумевает раскрытие конкретного образа конкретным автором. Тут не может идти речь о большом количестве людей, когда все под одну копирку раскрывают образ по одной методике. Когда пришло к тебе это понимание, озарение?

Арамис: «Нерв в фотографии» – это скорее подход. Снимок становится более глубоким, когда ты поймал какое-то отношение или чувство. Я делаю кадр на «пол удара сердца» раньше, а другой делает кадр через моё плечо, и… вроде бы, тот же свет, и тот же типаж, а там уже… пусто. Это, наверно, всё-таки что-то «сверху»!

Человек сейчас погружён в визуальную среду, везде видеоряд: реклама на машинах, на ТВ, на гаджетах, даже на пачках сигарет. Чтобы вытянуть зрителя из этого процесса созерцания, нужен подход – надо его остановить, вывести его за пределы привычной среды созерцания и потребления. «Нерв» выдёргивает, заставляет проходящего зрителя остановиться, обратить внимание, заставляет попробовать понять «что там?» Может быть, обративший внимание не транскодирует все чувства и мысли, которые я вкладывал, но если у него родились эмоции, которые заставили его задуматься, или изменили его настроение, то это уже удача, это здорово.

На мой взгляд, во всём должно быть «отношение»: в бизнесе, любви, кулинарии… везде должно быть личностное отношение, точнее – сублимация Вашей души. Наверно, это и есть тот самый «нерв»! Там, внутри, должна быть частичка и твоей души, и души того, кого ты фотографируешь…

RusRadioMarbella: Сейчас, наверно, логично спросить: «А что есть высшее удовольствие фотографа?»

Арамис: Попытаюсь объяснить это ощущение удовольствия, вспомнив короткую историю про великого мастера Анри Картье-Брессона. Когда его (а он – «икона фотографии» и один из основателей элитного фотоагентства мира «Магнум») спросили: «Мэтр, на какую камеру Вы снимаете?» Он ответил: «Уважаемый, мне камера не нужна, я кадр уже увидел!» Получается, что самая высшая точка, этакий гедонизм в фотографии, это когда ты уже живёшь тем, что ты увидел, и фиксировать это уже не нужно. Это высшая форма удовлетворения!

RusRadioMarbella: Спасибо, Серж. Красиво! А существует «фото этика»? Я не имею в виду только Россию. Существуют какие-то правила? Может быть, неписаные… может быть те, что обсуждаются, если есть Фото Союз?

Арамис: Этика есть. Я не знаю, конечно, всех особенностей этики в других национальных и региональных объединениях. Ведь фотография – это проявление искусства, традиций, и в каждом регионе есть свои табуированные темы, своё отношение к тому, что можно, а что нельзя. В России, как я уже говорил, нет «букваря» для фотографов, но какие-то этические моменты присутствуют. Вот, например, один из них: «Если ты публикуешь свою работу, то недопустимый моветон – обсуждать изображённого человека». Можно обсуждать какие-то технические моменты: свет, композицию. А к моделям – максимальное уважение! Пресекаются все негативные отзывы сразу. Настоящие фотографы моделей не обсуждают!

RusRadioMarbella: Соблюдаются, наверно, и общечеловеческие правила этикета и этики?

Арамис: Жёстких правил нет. Человек должен уважать себя, в первую очередь! А отсюда – и внутренний стержень, и самоуважение, и уважение к людям. Человек не должен работать на потребу. Я даже студентам говорю: «Снимать надо «не для», а снимать надо «потому что». Потому что ты не можешь это не снять!» И неважно, что это... упавшая на пол макаронина или капелька воды на веточке… тебе просто захотелось это запечатлеть. А примут это или не примут, это уже второй вопрос.

RusRadioMarbella: Именно такие фотографии находятся в коллекции Русского музея? Там твои репортажные фотографии?

Арамис: Да. Это просто стрит-фотографии, это путешествие по моей любимой Москве. Были найдены интересные моменты, которые были запечатлены, причём, с пол-оборота, «по-ковбойски от бедра». А когда ты приходишь и начинаешь рассматривать, ты видишь там и глубину, и интерес. Ну, а то, что это было выбрано музеем для коллекции, мне, конечно, очень приятно.

RusRadioMarbella: И всё-таки, скажи, пожалуйста, почему Арамис, а не… ДˊАртаньян, например?

Арамис: Ой! Это очень долгий разговор! Надо вернуться лет на 35 назад. К тому же, он не совсем публичный, наверно…

RusRadioMarbella: Ну, ты придумай версию официальную. Возможно?

Арамис: В юности я очень увлекался разными религиями. Не на уровне верования, а на уровне осмысления основ. Мне было интересно понять, откуда всё пошло. Меня интересовали и историзм, и культурологические основы религиозных произведений, и то, как это влияло на цивилизации и жизненный уклад.

И ещё… я был очень увлечён женским полом, а долгие разговоры на эту интригующую тему (причём со знанием всех деталей и нюансов) не оставляли милым особам шанса противостоять. Вот такой интеллектуальный способ обольщения использовал я молодой для знакомства и завязывания отношений. Ха-ха… Такая вот мешанина у юного мальчика была в голове. Вот тогда кто-то и сказал: «Смотри – он же Арамис!» И внешнее сходство было: были и длинные волосы, и бородка, и трепетность...

RusRadioMarbella: Ну, внешнее сходство до сих пор присутствует. Если посмотреть «Двадцать лет спустя», то похож…

Арамис: Нет, Арамисом он был только в юных ипостасях, а потом уже был шевалье д’Эрбле, епископ Ваннский, он стал узнаваемым политиком.

RusRadioMarbella: Но мы тебе желаем, чтобы ты всё время этот псевдоним сохранял.

Арамис: Я буду стараться. С этим именем связана интересная история. Послом Французской республики в России был Жан-Морис Рипер (сейчас Президент Макрон отправил его послом в Китай). Он захотел пофотографироваться со своей очаровательной супругой Яэй Блик. Ему рекомендовали меня, сказали: «Есть такой Арамис. Он с удовольствием вас сфотографирует и сделает это хорошо». На праздник, 14 июля, я был приглашён в посольство Франции. У меня было всего 15 минут для съёмок. Я, к сожалению, не знаю французского, а Жан-Морис не говорил по-русски. После съёмок он подошёл ко мне и заметил: «У тебя прекрасный галстук!» «Спасибо, господин Посол», – отвечаю, а он, неожиданно для меня, продолжает: «А что это ты по-французски совсем не говоришь?» «Извините, конечно, но Вы же тоже в русском не сильны…» А он: «Ну, тебе-то, сам Бог велел!» И это был аргумент! Ха-ха…

RusRadioMarbella: Но французский так и не выучил?

Арамис: Всё готовлюсь. Всё ждал, когда 50 будет! Вот, думаю, сейчас начну: и жизнь изменю, и отжиматься буду с завидной регулярностью, и, вообще, стану супер-супер…

RusRadioMarbella: Мы желаем тебе этого! Чтобы закруглить нашу беседу (время пробежало незаметно), спрошу: «Так всё-таки, Серж, 50 лет – это много или мало?»

Арамис: Ох! Как-то я не могу понять. Для меня, пока, 50 – это число на уровне кокетства: «Посмотрите, как я выгляжу! А мне уже 50!..» Пока кокетничаю на эту тему. Не чувствую я этих цифр…

RusRadioMarbella: Пусть так будет всегда!

Арамис: Я уверен: «Впереди только счастье!» Я достиг такого возраста, когда уже можно быть только счастливым! И получать удовольствие от жизни!

RusRadioMarbella: Давай теперь твои пожелание нашим читателям – «марбейцам» и… «костадельсольцам»…

Арамис: Я понял – всем значит! Буду, наверно, нетрадиционен. Знаете, чего я хочу пожелать?

Время не тратить!!! Мы почему-то загоняем себя в цейтнот мыслями: «Побыстрей бы выходные! Побыстрей бы отпуск!» Не надо! Не будем гнать время! Давайте наслаждаться!

А так… конечно: «Всем – здоровья!» Если раньше это пожелание здоровья было для меня лишь фигурой речи, то теперь, со временем, осознаю, что это очень нужная «фигня»!

RusRadioMarbella: Итак, друзья – ценим время, наслаждаемся каждой минутой и будем все здоровы! Спасибо за пожелания. Мы желаем тебе того же, в двойном объёме. Надеемся на встречу у нас, в Марбелье!

Арамис: Я очень этого жду! Всем удачи!

Беседу вела Мария Уибберли (RusRadioMarbella)

Leave a comment