Четыре Евы. Сага о женских судьбах. Часть вторая

Продолжение правдивой истории о четырёх женских судьбах – Татьяны, Елены, Эльви и Веры. 

Череда запутанных жизненных коллизий, где с каждым последующим витком страсти причудливым образом и дублируются, и разгораются…

Потеряв своего лучшего, своего верного друга Фому, Елена не понимала, как ей жить дальше. Её сердце разрывалось от мучительной боли, она только теперь поняла, как близок и дорог ей был муж, она только теперь осознала, что осталась одна. Его невозможно вернуть, чтобы сказать о своей любви. Эта боль потери наполняла сердце ненавистью ко всему миру, она задыхалась от гнева, обиды и страха, от ощущения обречённости и того, что ничего нельзя вернуть, ничего нельзя изменить. Пришёл конец её счастью, смерть забрала его, забрала её суженного Фому, это чувство отзывалось мучительным душераздирающим криком в душе. Его больше нет! Фомы больше нет!  Она никогда не услышит его голос, никогда не увидит его прекрасных глаз, никогда больше не обнимет его, никогда не сможет сказать ему то, что хотела сказать... и не успела.

Её лишили даже возможности прийти к нему на могилу, чтобы поговорить с ним, чтобы поплакать рядом, чтобы посоветоваться с ним. Она не сможет принести цветы на его могилу, не сможет  посадить там цветы благодарности за его любовь. Его выбросили в лес, и место это она никогда не сможет найти. Он там – в густом и страшном лесу, там, где бродят дикие звери.

Этот крик внутри неё был таким сильным, что порой ей казалось, она слышит его сама.  

Только теперь она поняла, как он был ей близок, каким добрым и заботливым он был для неё  всегда. С ним никогда не было страшно, он был смелым воином.

А теперь внутри только устрашающая неизвестность – куда их везут, зачем везут, что я им сделала, что мы им сделали, что с нами теперь будет, кто нас теперь сможет защитить? Она не могла плакать, казалось, слёзы застыли там, в самом сердце. Рядом, прижавшись к ней, сидели притихшие дети. Душевная боль не позволяла говорить, словно большой ком застрял в горле. Да, и кому эту боль передашь, эту боль и не передать словами.

Они доехали до конечной станции назначения. Ей казалось, что это был край света, край Сибири. Их определили в один из домов на окраине, выделили маленькую комнатку с печкой буржуйкой. Елена была женщиной фигуристой и сильной на вид (то, что называется «кровь с молоком»),  поэтому её сразу направили на тяжёлую работу. Все эти годы в холодной Сибири она проработала на лесоповале.

Как вспоминает её дочь Эльви, мама Хелена уходила на работу, когда ещё было темно, и все ещё спали, а возвращалась, когда уже было темно и все уже спали. Сил ни на что  просто не было, их хватало только на то, чтобы добраться домой и упасть на кровать. Эльви понимала, как устаёт на работе её мама, и поэтому все заботы по дому взяла на себя. Она смотрела за братишками, ходила на поле, чтобы выкопать там пальчиками мороженую картошку, ходила в лес за хворостом, ломала  руками прутья и собирала их в вязанки. Таких вязанок требовалось много, чтобы согреть комнату. Прутья быстро прогорали, а тепло отдавали медленно. Она ходила в лес по несколько раз в день, старалась протопить к приходу мамы их новое такое холодное гнёздышко.

Не было у девчонки рукавичек, а у мамы денег на них, и когда пальчики мёрзли, она могла согреть их только дыханием. Она дышала, что есть силы, на свои заледеневшие ручки, но сердце её согревала мысль о том, что она помогает маме и братьям. Эльви знала, что когда в доме порядок, когда в доме тепло, тогда всем там хорошо и уютно, тогда и она счастлива, и ей хорошо и спокойно.

Чтобы хоть как-то материально помочь маме, она вместе с другими детьми стала ходить в лес и собирать там кедровые шишки. Они потом их сдавали, и хоть детям за это много не платили, какую-то помощь семье эти шишки оказывали.

 

 

Эльви видела, что другие дети ходят в школу, ей тоже хотелось в школу, но мама работала целыми днями, а на её хрупких плечах лежали заботы по дому – надо было убрать дом, приготовить еду, растопить печь и согреть дом, смотреть за мальчиками. Один братишка был серьёзно болен и уход за ним должен был быть постоянным, его надо было, и покормить, и переодеть.

Но желание научиться писать и читать было таким сильным, что Эльви, вопреки всему, стала ходить в школу. Она решила, что будет всё делать очень быстро, и к приходу с работы мамы она все дела успеет закончить.

Денег на школьные тетради и ручки не было, и Эльви придумала вместо бумаги писать на берёзовой коре, а вместо карандашей использовать угольки. До школы, туда и обратно, было десять километров, но ей не казалось, что это слишком далеко. Собираясь в школу, она привязывала своих братиков за ноги к кровати, просила сидеть смирно и ждать её возвращения. Когда она прибегала из школы домой, то сразу кидалась застирывать грязные штанишки братьев. А потом – мыть полы, бежать за хворостом в лес, варить замороженную картошку или корешки (которые тоже выкапывала на полях). А потом ещё нужно было успеть при свете свечи сделать домашнее задание. В школу она ходила тайком от мамы, боялась, что она запретит ей учиться. Поэтому и были у неё угольки да кора вместо карандашей и тетрадок, не могла девочка попросить, чтобы мама что-то купила ей для школы.

Начальные основы образования, Эльви постигла за два года, так как желание учиться было огромным. Научилась она выразительно и бегло читать, красиво и быстро писать, могла в уме прибавлять, вычитать, делить и умножать, выучила всю таблицу умножения так, что, если бы её ночью разбудили и спросили эту таблицу, она без запинки рассказала бы её всю. После второго класса, возможности продолжать учёбу не было. Так закончилось для девочки Эльви образование.

Однажды Эльви решила сделать для своей мамы подарок, так сказать, сюрприз. Девочка видела, как много мама работает, как поздно приходит домой, приходит, когда все уже спят. В этот раз Эльви решила дождаться маму с работы и не ложиться. Она запасла в два раза больше хвороста, чтобы топить печь до самого маминого возвращения. На печке варилась для мамы картошка, кастрюлю с которой Эльви, время от времени, отставляла в сторону, боясь переварить. Она так хотела, чтобы картошка к приходу мамы была ещё горячей, для этого то ставила её на огонь, то снимала с огня. И всё время смотрела в окошко, ждала, когда появится мамин силуэт. Эльви нашла одну свечку и поставила её на стол, ей так хотелось устроить усталой матери маленький праздник. Эльви  представляла, как мама войдёт в дом, а тут её встретит дочка, на столе будет гореть свеча, и дочка покормит маму ещё совсем горячей картошкой. Она была уверена, что маме будет приятно увидеть, что дочь ждёт её, что заботится о ней, что дочь любит маму и хочет показать ей свою любовь на деле. Она бесконечно ставила на огонь и снимала с огня эту мамину картошку… а мамы всё не было.

– Мама, мамочка, приходи скорей, картошка уже сварилась…

Наконец она увидела в окне силуэт идущей мамы, быстро вылила воду из кастрюли, поставила горячую картошку на стол и зажгла свечу. С трепетом в груди ждала она свою маму, а мама уже входила в дверь.

Эльви ждала слова благодарности, а получила трёпку. Хелена подскочила к дочери, схватила её за волосы, а Эльви, ничего не понимая, плакала и просила прощения, не зная за что, не понимая, что она сделала плохого, чем обидела свою маму.

Хелена повернула её лицом к горящей свече и показала свои ладони. С ужасом увидела Эльви, что мамины руки все в крови, все её ладони в кровавых подтёках. Она понимала, что маме очень больно, но ещё не понимала, в чём её, Эльви, вина.

– Ты здесь веселишься со свечкой, а эта свечка мне стоит вот этой крови! Она мне достаётся вот такой болью!

Больше Эльви никогда не зажигала свечи, дожидаясь маму с работы. Она поняла, каким трудом зарабатывается всё, что есть у них в доме. И теперь, когда на улице её обзывали врагом народа, или дёргали за косички, боль от этих слов и действий казалась пустяком, в сравнении с болью,  которую терпит её мама.

Война наконец закончилась. Победа! Эта весть была самой лучшей, самой доброй, самой прекрасной за последние годы. Дети  бегали и кричали:

– Победа! Победа! Война закончилась! Война закончилась!

Эльви надеялась, что скоро они поедут домой, в тот дом, где она очень любила играть с подружками, где ей было так хорошо и так уютно.

 

Им разрешили вернуться через несколько лет. Хелена со своими тремя детьми поехала домой, в Ленинград, взяв с собой несколько тюков, в которых было всё их богатство, их личная одежда. Добирались до Ленинграда, как могли.

И вот, наконец, добрались они до своей родной деревни Энколово. У Хелены перехватило дух, когда она подошла к калитке родного дома, но какая-то тревога была в груди. Она открыла калитку, но ноги не шли в дом, вроде хочется бежать домой, но что-то останавливает, это был необъяснимый  страх. Что там её ждёт? Кто там её ждёт?!

Через силу вошла в калитку, постучала в дверь. Услышала шаги… там люди? Ужас! Дом её занят?! Куда она с детьми пойдёт? Дверь отворилась, и на пороге появился человек в военной форме.

– Вы кто? Вы к кому?

Хелена стала невнятно объяснять, что она с детьми пришла домой, что это её дом, что ей некуда больше идти. Она пыталась объяснить этому суровому военному человеку, что они с мужем ничего плохого никому не сделали, но их отправили в Сибирь, а теперь ей с детьми разрешили вернуться домой.

Но то, что она говорила, стоящий перед ней мужчина почти не слушал. Жёстким строгим голосом, который Хелене показался металлическим, стоящий в двери её дома военный произнёс:

– Дом теперь мой, а тебе даю 24 часа, и если за это время ты не уберёшься из Ленинграда, то пеняй на себя!

Хелена стояла, слушала и не понимала, куда идти? Что делать? Почему её не пускают в её дом? Кому идти жаловаться? Кому рассказать про такое горе? Она не понимала, что ей теперь делать, но она точно знала, что этот военный не шутит. Глаза у него были холодные и мёртвые, жалости и сострадания в них не было совсем.

Она повернулась и пошла прочь от своего дома. В душе опять кричала ненависть:

– Ненавижу вас, русские! Ненавижу вас за то, что вы захватываете то, что вам не принадлежит! Ненавижу за ваше насилие над слабым и беззащитным финским народом! Что я вам сделала? Я тоже родилась здесь, я в этом доме с мужем жила. А вы пришли – всё разрушили, всё забрали,  мужа сжили со свету, меня в каторге продержали, а теперь, когда сами разрешили вернуться, дом у меня отобрали! В скитание с детьми отправили?! Не прощу вас никогда! Не прощу…

Идти ей было некуда, она вспомнила, что Анна, дочь её старшей сестры Марии, живёт в коммунальной квартире. Туда и направилась Хелена со своими тремя детьми. Она была уверена, что Анна  её не выгонит и позволит несколько дней у неё пожить, пока Хелена не придумает, куда ей ехать с детьми дальше. Эльви была во всём матери помощницей, она несла тюки с одеждой.

Они добрались до города и пришли к Анне. Но беда не приходит одна. Во время длительной и тяжёлой дороги из Сибири младший Эйно отравился, и когда они добрались до Анны мальчик уже поносил зеленью, оставаться в коммунальной квартире было опасно. Эйно постоянно поносил, а пока он бежал до туалета, всё текло между ножек на пол. Анна бежала за ним по коридору, и в страхе, чтобы соседи не увидели, подтирала пол тряпкой. Надо было уезжать, потому что, если соседи заявят, то семья Анны пострадает.

 

Хелена, её старшая сестра Мария и младшая сестра Сусанна приняли решение – ехать в Эстонию.  Хелена со своими тремя детьми поселилась в Эстонии. Радовало то, что недалеко от неё жили сёстры, Мария с Сусанной, и преданная ей сестра мужа Хилма. В Эстонии Хелена сняла половину небольшого дома. Эльви теперь была уже почти девушкой, полноценно во всём помогала матери по хозяйству и ухаживала за братьями.

Однажды она попросила у подружки помаду и накрасила губы. Когда вернулась мать, то заставила смыть немедленно. Эльви не понимала, почему мать ей ничего не разрешает, ведь она уже взрослая девушка, а все подружки красятся, когда идут на танцы. Эльви не разрешают краситься, не разрешают ходить на танцы.

Хелена бесконечно повторяла:

– Кого ты хочешь соблазнить? Для кого ты размалевала лицо? Если ещё раз увижу, держись! Эльви при матери теперь не красилась, но красилась тайком от неё, и на танцы бегала тайком, отпрашиваясь, якобы, к подружкам.

А Хелена всегда говорила дочери:

– Не время ещё! Молодая ещё! Пока сиди дома и помогай мне, а настанет час – придёт муж и возьмёт тебя такую, какая есть, не размалёванную, а чистую и верную. Будешь грешить, в подоле принесёшь и весь наш род опозоришь!

Эльви знала, что она честная девушка, она не собиралась жить распутно, но ей так хотелось иногда выйти с подружками погулять, сходить с ними на танцы, она не видела в этом ничего плохого или зазорного. Но по этому вопросу у них с мамой мнения расходились.

Эльви понимала, что нужно идти зарабатывать деньги, чтобы маме было легче, но без образования много не заработаешь, поэтому она уговорила Хелену отпустить её учиться на мотористку. Мать сначала была против, ей нужны были руки Эльви ежедневно в доме, но Эльви  уговорила её, сказав, что учёба это временно, что если у неё будет документ об образовании, то она сможет зарабатывать хорошие деньги. Хелена подумала и согласилась отпустить свою дочь учиться, но наказала – дочь каждый день должна ночевать дома.

 

Эльви была счастлива! Она сразу попала в группу, это был самый счастливый день в её жизни! У неё было всего два класса образования, но её приняли. И теперь она мечтала получить профессию, которая как ей казалось, совсем не за горами. Теперь уже Эльви вставала чуть свет, когда ещё все спят и возвращалась после учёбы ночью, когда уже все спят.

Добираться на учёбу приходилось на попутных машинах, и каждый раз она в страхе садилась в кабину, опасаясь каждого остановившегося шофёра. Она боялась, что её могут изнасиловать и поэтому, когда садилась в машину, опускала голову вниз и всю дорогу молчала, чтобы никто не смог увидеть толком её лица и услышать её голос.

Однажды преподаватель спросил, почему она ездит на такие расстояния каждый день, сказал, что это опасно, что по  дороге с молодой девушкой может случиться беда. После войны мужчины голодные, и молодая девушка для них большой соблазн в дороге. Учитель сказал, что при училище есть общежитие, и там есть свободные места, так что, если Эльви захочет, ей предоставят комнату, где уже живёт одна из учениц. Когда Эльви это услышала, она очень обрадовалась, и в этот вечер она ехала домой на попутной машине, не опасаясь, она уже никого не боялась, в груди была радость. Правда, она не знала, как об этом сказать маме, ведь та согласилась на её учёбу только при условии, что дочь будет жить дома. Эльви всю дорогу думала, как убедить мать отпустить её от себя и жить, и учиться. Она знала, что Хелена поймёт её, но осознавала и то, что нельзя оставить маму с больным братом одну.

Услышав эту весть от дочери, Хелена сразу отрезала:

– Даже не думай! Ты будешь жить только дома! Куда ты собралась уезжать?! На кого собралась нас оставить?!

Эльви решила рассказать ей главную правду о том, что она очень боится каждый день ездить на попутных машинах, о водителях мужчинах, которые могут её по дороге изнасиловать.

– Зачем тебе эта школа? Проживём и без неё!

Эльви опять стала объяснять матери, что если у неё будет профессия, то тогда она будет зарабатывать намного больше, что работа мотористки хорошо оплачивается.

– Ну ладно, отпускаю тебя жить там, но обещай, что на каждые выходные ты будешь приезжать и мне помогать.

Эльви была счастлива – теперь она будет жить самостоятельно, теперь не надо будет рано вставать и поздно ложиться, теперь она сможет распоряжаться своим временем как захочет. Ну, а  на выходные дни она будет приезжать домой и помогать маме по хозяйству и с братьями. Она была готова расцеловать свою мамочку за такое правильное решение, но боялась, что та, увидев её радость, расценит это, как желание быстрее убежать из дома, и изменит своё решение.

Эльви, получив свободу и самостоятельную жизнь, сразу подружилась с Тоней, которая жила в той  же комнате. Они стали хорошими подругами и вместе иногда ходили на танцы. Теперь мама была далеко, и не надо было придумывать истории про подружек, теперь эти танцы можно смело посещать вместе с девочками.

Как-то раз, когда девочки были на танцах, туда со своей компанией пришёл  модно одетый видный парень, было сразу понятно, что он там у них главный. Компания отличалась не только своим видом, но и развязностью. Эльви, увидев их, сразу поняла, что лучше с такими парнями не связываться, и держаться от них надо подальше, они явно не живут честно, и закон для них не писан. Эльви пожалела, что в этот день пришла сюда, когда почувствовала, что этот опасный парень уже заметил её и смотрит на неё, разглядывая. Эльви решила убежать. Только бы он не остановил её! Только бы не узнал про неё! Только бы не нашёл дом, где она живёт!

 

Но этот парень уже выбрал себе девушку, и это была именно Эльви. Одетый в стильные чёрные брюки клёш, модные по тем временам, он подошел к Эльви и, сказав, что она будет его женой, протянув ей драгоценное кольцо. Эльви окаменела, но решила, что с ним лучше не спорить. Она увидела в его кармане пистолет, поняла, что это криминальный тип, наверно вор, или даже бандит. Она хотела убежать, но он преградил ей дорогу:

– Возьми! Это тебе от меня подарок!

Эльви прекрасно понимала, что это кольцо снято с кого-то, или украдено, что он предлагает ей возможно вещь запачканную кровью. Она молча мотала головой, показывая всем видом, что ей ничего не надо.

– Бери! Бери! У меня такого много!

Эльви проговорила, дрожа от страха:

– Мне ничего не надо. Я не возьму.

Словно осмелев в этот момент, она отвернулась и пошла прочь.

– Ты всё равно будешь моей женой! Будешь! Хочешь ты этого или нет!

Эльви поняла – её свобода и спокойствие закончились. Её будет преследовать этот страшный человек, страшный не на лицо, а страшный по сути своей. Теперь, когда она шла по улице, то  постоянно оглядывалась по сторонам, опасаясь встречи с ним. Она узнала, что этот тип – вор, главарь шайки, что его все боятся. Она хотела, чтобы он оставил её в покое и забыл про её существование, но сама не верила в то, что так будет. Однажды он встретил её, сказал, что знает, кто она и где живёт. Объявил, что у него очень серьёзные намерения, что он теперь никому её не отдаст, что она теперь принадлежит только ему. Он посоветовал не упрямиться и не дурить, сказал, что зайдёт к ней на днях. Эльви почувствовала, что учёба ей теперь в тягость, ей хотелось убежать домой к маме, ей страшно здесь, ей грозит опасность. Она с нетерпением ждала выходных. В комнате, где жили Эльви и Тоня, было небольшое окно, выходящее на улицу и  расположенное чуть выше асфальта (комната была полуподвальной). Однажды Эльви с ужасом увидела в окне те самые чёрные брюки клёш. Сердце замерло в груди, она поняла, что он идёт к ней, поняла, что уже не успеет убежать, что успеет лишь залезть под свою кровать. Она попросила подругу Тоню сказать ему, что её нет, что она уехала, шмыгнула под кровать и замерла. Сердце стучало так сильно, что ей казалось, он услышит этот стук. Открылась дверь и она увидела ноги входящего в комнату того самого человека. Он спросил про неё. Тоня от страха, забыв то, что говорила подруга, ответила, что не знает, что только пришла домой. Парень беспардонно прошёл в комнату и, сказав, что подождёт, сел на кровать Эльви.

Эльви боялась пошевелиться. Как назло, у неё запершило в горле, но она понимала, что одно движение, один звук и она выдаст себя, и никто её не спасёт. Этот парень пришёл сюда ради одной цели – чтобы взять её насильно, чтобы сделать своё грязное дело, чтобы добиться намеченной цели. Именно сегодня настал час, когда он пришёл исполнить обещанное и взять своё. И не важно, хочет она этого или нет!

– Как была мама права! Зачем я пошла на эти танцы?! Зачем я уехала из дома?! Теперь всё кончено! Теперь мне уже никто не поможет! Мама далеко, а я здесь, и этот страшный человек здесь!

Ей казалось, что прошла вечность, страх сковал её тело, страшно хотелось в туалет, казалось, что тело наполнилось жидкостью и сейчас разорвётся, что мочевой пузырь сейчас лопнет…

В мозгу стучало: нельзя, нельзя, нельзя… лужа потечёт прямо ему под ноги, тогда будет ещё больнее, тогда будет насилие!

Терпение заканчивалось, а кричать теперь можно только Богу, молча кричать, чтоб никто не услышал:

– Боже, помоги! Не могу уже терпеть, спаси меня, спаси, помоги мне!!! Меня разрывает на части! Спаси!!!

Она кричала со всей мочи внутри себя, крик души был таким сильным, что она его слышала. Она замерла, когда этот страшный человек неожиданно встал с кровати. Он быстро пошёл к двери, на ходу сказал Тоне:

– Ну, раз она не захотела со мной, значит теперь я её пущу по кругу! Теперь её все мои ребята будут иметь по очереди!

Он резко открыл дверь, вышел из комнаты, и захлопнул дверь за собой с такой силой, что, казалось, она слетит с петель. В этот момент Эльви обмочилась. Она выползла из-под кровати, ноги и руки дрожали, обессилевшее тело сковал страх. В голове была только одна мысль:

– Бежать, бежать, бежать! И больше уже никогда сюда не возвращаться!

В эту же ночь Эльви сбежала. На этом её учёба и будущая карьера мотористки закончились! Вернувшись домой, она не вдавалась в подробности, чтобы не волновать свою мать, чтобы не слушать её нравоучения, она просто сказала:

– Я очень соскучилась и решила больше из дома не уезжать! А работу я найду, и не важно, есть у меня диплом или нет! Если хорошо работать, то можно получать хорошую зарплату.

Эльви росла скромной, послушной и покладистой девушкой, всегда помогала своей матери, и чаще молчала, когда та ругалась или к чему-то придиралась. А мать боялась за Эльви, ведь та была красивой девушкой, боялась, что дочь пойдёт не той дорогой, опасалась, что если дочь будет краситься, бегать на танцульки и соблазнять мальчиков, то станет лёгкой добычей для них, и принесёт ребёнка в подоле. Конечно, мать в строгости держала свою Эльви.

А молодая девушка хотела вместе с подружками и краситься, и гулять, и ходить на танцы. У  неё была своя жизнь, в которую она не могла впустить свою мать. У каждой из них была своя правда. Мать надеялась, что строгостью убережёт дочь от ошибок, а дочь, обманывая иногда, думала, что так она не будет расстраивать свою мать.

Но всё тайное становится явным, это известно давно. Так произошло и в этой истории.

Однажды Эльви на танцах увидела очень красивого парня, он оказался эстонцем, высоким, белокурым, с вьющимися волосами и голубыми глазами. Сердце Эльви остановилось, она, буквально, застыла на месте, увидев свою мечту, ведь именно так она представляла своего принца. Вот он стоит перед ней, а она не может отвести от него глаз, она вся горит от стеснения, а сердце стучит в груди от радости. Он тоже смотрит на Эльви, и у него тоже лицо краснеет. Эльви сразу поняла, что она ему тоже нравится. И ещё она поняла, что это – любовь, первая любовь! Это, когда с парнем хочется бежать на край света, когда только он тебе нужен, когда понимаешь, что  ради него ты пришла в этот мир. И ещё понимаешь, что это самое прекрасное чувство в жизни! Они смотрели друг на друга, не решаясь приблизиться. Они так и не смогли в тот вечер заговорить друг с другом. Когда Эльви шла домой, её лицо светилось от счастья, она боялась одного, только бы мама не увидела этого света в её глазах. Она предвкушала следующую встречу с ним, уверенная, что понравилась этому парню, что он в неё влюбился с первого взгляда, ведь он же весь вечер не спускал с неё глаз. Кто первый наберётся смелости? Кто первым подойдёт? Впрочем, это не так важно, самое главное, что они нашли друг друга, и теперь всегда будут вместе!

Время встречи настало. Они подошли друг к другу и заговорили! С этого дня они были неразлучны! Эльви уходила погулять, якобы с подружками, а самой близкой подружкой в это время был для неё он. Единственный и любимый! Они ходили, держась за руки, и часами напролёт говорили обо всём! А иногда просто ходили и молчали, как будто понимали друг друга без слов. Эльви возвращалась домой счастливая и довольная, ей хотелось вновь и вновь бежать к любимому, но надо было быть осторожной, ведь она скрывала от матери свою первую любовь, она боялась её разрушить. Эльви боялась признаться Хелене в том, что влюбилась по-настоящему и навсегда, она боялась услышать от неё слова: нет, нельзя, не разрешаю. Она скрывала правду, не понимая, что мать – это друг, а не враг.

Но, коль скоро, вошли в голову Эльви страх и негативная мысль о том, что мать разрушит их отношения и их любовь, значит – жди, так и произойдёт!

Однажды, опять обманув свою мать, она ушла на танцы (как всегда, сказав, что пошла к подружке). Они  стояли с девочками в углу танцевальной площадки, когда туда пришла группа солдат в военной форме из тех, что были в увольнении. На них сразу обратили внимание все присутствующие девчонки, а солдатики стали взглядом выбирать себе девушек, с которыми можно потанцевать. Среди этих стройных ребят был один невысокий, про которых говорят «метр с кепкой», с кривыми ногами, длинным носом, чёрными круглыми глазами, и кудрявыми, чёрными как зола, волосами. Он стал разглядывать девушек, и взгляд его остановился на Эльви. «Никогда!» – подумала Эльви, поймав его взгляд. Этот маленький солдат что-то сказал друзьям, те засмеялись, он направился в сторону Эльви. У неё захватило дух:

– Неужели он идёт ко мне? Нет, никогда! Я с таким никогда не пойду танцевать!

Солдата звали Владимир, он подошёл и смело пригласил её на танец. Эльви, глядя на него сверху вниз, сказала с пренебрежением:

– Я с тобой танцевать не пойду!

Она знала, что никто не сможет заставить её танцевать с тем, кто ей вообще не нравится, кто ей неприятен. Владимир посмотрел прямо в глаза Эльви, в его глазах было недоумение, непонимание, и, конечно же, обида. Когда он вернулся к друзьям, те громко хохотали.

Позже, Владимир рассказывал Веере, что когда он пришёл на танцевальную площадку, то из всех женщин выбрал самую красивую, и это была Эльвира. Он сказал своим друзьям, что он пойдёт и пригласит эту, самую красивую девушку. Те стали его отговаривать и смеяться, куда, мол, тебе, с твоим ростом и твоим лицом, она тебе откажет. Владимир немного обиделся на друзей и сказал,  что он не замуж её идёт звать, а просто пригласить на танец, и не с лицом танцуют, а с хорошим человеком. Когда Эльви отказала, а друзья громко засмеялись, он строго произнёс:

– Раз танцевать со мной не пошла, женой моей будет!

Ребята просто захлебнулись от смеха:

– Ну, ты даёшь! Она с тобой танцевать не пошла, а ты губу раскатал: женой твоей станет?! Ха-ха…

Но Владимир уже не хотел отступать, и у него были на это причины.  Увидев глаза Эльвиры вблизи, он понял, что она самая красивая девушка, которую он когда-либо встречал. Её глаза остановили его сердце, он сразу понял, что влюбился, влюбился с первого взгляда, и слово своё он сдержит, раз пообещал друзьям.

Чем больше он наблюдал за Эльви, тем больше влюблялся, тем сильнее хотел взять её в жёны. Он выследил, где она живёт, стал её преследовать, подходил к ней, когда она шла домой или выходила из дома, шёл за ней следом, короче говоря, не давал ей проходу. Она же, увидев его, всегда хотела убежать. Она говорила ему, что у них не может быть ничего общего, что он ей не нужен, что он ей не нравится, что у неё уже есть парень.

Владимир понял, что с Эльви не договориться, и решил, что надо идти знакомиться с матерью, та, глядишь, поможет. Служил он уже 5 лет, сверхсрочником, был  начальником продовольственного склада, провиант у него под рукой всегда был. И, поскольку идти в гости с пустыми руками неудобно, прихватил небольшой кусок масла для будущей тёщи. С этим презентом он и направился в дом Эльвиры. В доме была только Хелена. Постучав в дверь, он вошёл, а потом рассказал Хелене, что он на сверхсрочной службе, что родом с Украины. Рассказал, как увидев Эльви, сразу в неё влюбился. Чуть волнуясь, объяснил, что пришёл просить у матери руки её дочери, что, если мать благословит, то ни она, ни её семья никогда и ни в чём нуждаться не будут, что все их нужды и заботы он возьмёт на себя, так как он – настоящий мужчина. Он много говорил и много обещал, а Хелена смотрела на него своими широко открытыми голубыми глазами и не совсем понимала, откуда этот парень свалился им на голову…

Послесловие

Как у монеты – две стороны, так и в жизни – есть правда, и есть ложь. Если смотреть на мир только глазами лжи, то правды не увидеть. Если между матерью и дочерью нет доверия, то нет между ними и понимания.

Эльви, не доверяя матери, скрывает от неё главное, тем самым вредит самой себе и оказывается на краю пропасти, ведущей в бездну страданий. Страдания испытывает не только Эльви, но и мать её Хелена, которая так и не смогла понять, когда и почему она потеряла доверие своей единственной дочери. А закон жизни неумолим – ложь порождает гнев, гнев порождает насилие, насилие ведёт к страданиям, а страдания поражают само тело человека...

 Продолжение этой истории читайте в следующем номере журнала

 Записала Веера

 

Leave a comment