Борис Берман и Ильдар Жандарёв. На день глядя.

Вполне непринуждённый разговор с мэтрами журналистики о тайнах профессии.

Интервью записано в отеле Healthouse Las Dunas (Marbella)

Самый элегантный, самый крепкий, самый ироничный, самый интеллектуальный дуэт тележурналистов и телеведущих России. Члены Союза кинематографистов. Действительные члены Академии Российского телевидения и Академии кинематографических искусств «Ника». В разное время – авторы и ведущие программ «Абзац», «Сюжет», «Поцелуй в диафрагму», «Интересное кино», «Без протокола», а с 2006 года создатели и ведущие любимой программы российской интеллигенции «На ночь глядя» на Первом.

Члены жюри Международного Фестиваля Русского Кино в Марбелье 2017 и 2018.

Ильдар Жандарёв, Борис Берман, Валентина Михалёва, Карлос Росадо Кобиан, Леонид Гелибтерман

RusRadioMarbella: Здравствуйте, Борис и Ильдар! Рады вас приветствовать в Испании, на нашем фестивале русского кино!

Вам уже приходилось бывать в Испании, здесь, на южном побережье, на Costa del Sol, в Андалусии, в Марбелье? Как вам здесь?

Борис Берман: Здравствуйте. Я здесь впервые.

Ильдар Жандарёв: Добрый день. Я тоже первый раз.

Борис Берман: Впечатления очень хорошие. Вообще-то, должен признаться, я не люблю людей… Однако все страхи, которыми нас пугали в Москве: «Там тьма людей, не отдохнуть, не расслабиться», – рассеялись. Может быть, потому что март и не сезон, но – замечательно безлюдно! Идёшь по набережной – никого! Тепло! Красота! И отдых для души…

RusRadioMarbella: Мы рады, что вам нравится. «Не хотелось бы никого обижать», но у нас есть, что спросить, пусть не «на ночь глядя» и, наверно, в тысячный раз… не обессудьте. Вы, Борис, окончили с отличием  телевизионное отделение факультета журналистики МГУ, Член Союза журналистов России

А Вас, Ильдар, вынуждены спросить: почему Вы, имея высшее инженерно-техническое образование, решили уйти в журналистику, а потом, вообще, выйти на экран телевизора? И ещё: у каждого дуэта своя история. Наша началась… с тарелки чечевичного супа, легенда такая (смеёмся), а как вы познакомились?

Борис Берман: Началось всё очень давно, в конце 80-тых…

RusRadioMarbella: Понятно, в прошлом веке!.. (смеются)

Борис Берман: Я в то время руководил пресс-центром Московского кинофестиваля. Нужны были абсолютные волонтёры, которые бы в пресс-боксы раскладывали печатную продукцию (тогда ещё не было Интернета), раздавали наушники и т.п. Всех своих знакомых я уже подгрёб к этой работе, за которую или не платили вовсе, или платили три копейки. У Наташи Осиповой, моего заместителя, был сын, студент. Студент привёл друга.

Ильдар Жандарёв: Другом был я. Это было полное волонтёрство – не платили вовсе, но главным был манок – давали билеты на фильмы фестиваля. А я тогда уже был большим любителем кино, и для меня это оказалось самым важным.

Борис Берман: По окончании фестиваля был банкет, где Наташа, в разговоре, обмолвилась, что Ильдар пишет стихи. Я сказал, что это не ко мне, что я уже не в том возрасте, когда ими интересуются. Работал я в АПН, и она (сообщив, что юноше не нравится учиться на инженера) попросила дать ему какое-нибудь журналистское задание. Дальше всё и началось. Ильдар, как внештатник, писал заметки в АПН, а потом я перешёл работать в газету «Экран и сцена», Ильдар перешёл туда же…

Ильдар Жандарёв: Я окончательно расстался с инженерно-строительной профессией, стал журналистом, стал писать о кино.

RusRadioMarbella: В это, прямо скажем, непростое время и началась ваша работа на телевидении?

Борис Берман: Сначала на Российском ТВ я год работал один, а потом позвал Ильдара. Как раз был набор в штат, и была полная неразбериха.

Ильдар Жандарёв: Был 91-й год – страна поменялась полностью. И вроде – море возможностей, и никто не знает, что делать. Это была ремейк-сцена из фильма «Москва слезам не верит» – «Будущее за телевидением!» Мы – первые сотрудники ВГТРК, которая тогда только создавалась, и нашими руками, отчасти, сделана.

RusRadioMarbella: Интересно, написаны ли книги об этом периоде…

Борис Берман: Книги есть. Парочка попадалась! Написаны…

Ильдар Жандарёв: Но не нами! 

Борис Берман: Читаешь и понимаешь, что люди лукавят. Когда читаешь о событиях, в которых ты принимал участие, понимаешь, что лукавят сильно…

Ильдар Жандарёв: Вообще, начинаешь многое понимать о мемуарной литературе. Если так описываются события, где ты всё знаешь и даже всё трогал руками, то какая же свобода для творчества, когда пишут о том, что было сто лет назад! Так что, считать, что мемуарная литература – это документальная литература – б о л ь ш а я  ошибка!

Ильдар Жандарёв, Наталья Хорохорина, Борис Берман

RusRadioMarbella: Воспользуемся беседой с мэтрами и удовлетворим свой профессиональный интерес…  Нам (как и вам) приходится брать интервью у людей известных и хорошо нам знакомых… у людей известных, но незнакомых… у людей знаменитых, но малоизвестных широкой аудитории. Почему-то, вариант со знакомыми людьми наиболее эмоционально сложен. А как у вас?

Борис Берман: Когда приходится приглашать людей, которых ты знаешь много лет (они за это время стали celebrity), идём на это всегда с очень большой неохотой. Потому что в интервью мы должны быть абсолютно хладнокровными, не должна дрогнуть «рука хирурга со скальпелем»…

RusRadioMarbella: Признаётесь, всё-таки, что препарируете своих гостей… (смеются)

Борис Берман: Мы должны общаться с человеком так, как будто мы его не знаем. А если знаем его, то или обходим тяжёлые для него моменты (и значит – картина не очень полная), или в состоянии уличить его во лжи по принципу: «Ты мне друг, но истина дороже». Это непросто. Непросто даже переходить с привычного «ты» на необходимое здесь «Вы». Последнее время я уже плюнул на это «Вы», потому что, надеюсь, уже имею некоторый кредит доверия у зрителей. Иначе, как разговаривать, например, с режиссёром, которого я знаю сорок лет? Если я буду говорить ему «Вы», то какой-то компас у меня в голове, непременно, собьётся.

Борис Берман, Валентина Михалёва

RusRadioMarbella: Могут ли ваши гости заранее попросить вас не задавать неудобные для них вопросы?

Ильдар Жандарёв: Это бывает очень редко. Мы перед передачей сами спрашиваем: «Есть темы, о которых Вам не хотелось бы говорить?» И, чаще всего, в ответ слышим: «Нет, говорим на любые темы!»

Борис Берман: Вспоминаю встречу с Людмилой Марковной Гурченко (незадолго до её ухода). Мы знали друг друга много-много лет. В это время в прессе был раздут очередной скандал по поводу её дочери и внука. Мы спросили про неудобные темы, она ответила: «Я вам доверяю, можете задавать любые вопросы!»

RusRadioMarbella: Трудно поверить, что всё так гладко. Особенно с капризными и часто непредсказуемыми артистами.

Борис Берман: Нет, бывало и не так просто. Как-то была приглашена актриса (не буду называть имени), у которой сын был женат на молодой известной артистке. Это была раскрученная, почти святочная, любовная и семейная история.

Ильдар Жандарёв: Мы о ней знали, и приготовили блок вопросов на тему «Как всё хорошо и красиво!» Но буквально перед входом в дверь студии, выходом в прямой эфир, наша гостья произнесла: «Только, пожалуйста, давайте не будем говорить про семью сына – они развелись!»

Борис Берман: Нет, Ильдар, она не говорила «пожалуйста». Она более чем жёстко произнесла: «Только об этом говорить не будем!» Это сбивало и «эмоциональную решётку», уже настроенную на выход в прямой эфир, и весь сценарий.

Ильдар Жандарёв: Наша телевизионная передача –  это, конечно же, спектакль, сценарий которого готовится заранее. Это спектакль, где и сюжет, и завязка, и кульминация, и развязка. Выдернули тему – выдернули кирпич, а, значит, здание рушится. Дальше ты существуешь в кадре на инстинкте выживания. 

 

RusRadioMarbella: Продолжая тему спектакля: «Вы – «матёрые волки», через ваши «лапы» (просим прощения) прошли человек триста, всех и не упомнишь. С кем спектакль получился? С кем получился «особенный» спектакль?»  Кто «запал в душу»? Это – когда возникает ощущение эйфории, что ли…

Борис Берман: Это очень сложный вопрос. И не потому, что я кого-то обижу, если забуду упомянуть, а потому что с годами переоцениваешь своё прошлое восприятие. Ты был влюблён в персонажа, а он потом разрушил эту любовь.

Но есть, конечно, константы! Есть «глыбы сиюминутного эмоционального контакта»! В числе первых я назову – Галину Павловну Вишневскую. Когда она первый раз приходила, я ужасно волновался! Все говорили, что у неё «стервозный» характер, что она раздавит кого угодно. Но редакторы долго добивались этой встречи, и делать было нечего – «пошли на эшафот».

А, это была сказка!!! Чудесный эмоциональный контакт с думающим человеком! Ну и с великой актрисой, конечно. Она видела наши передачи, понимала, что мы не будем задавать дурацких вопросов, которыми её и Ростроповича мучила жёлтая пресса. Она приходила к нам и во второй раз, и снова это был праздник для души!

 Борис Берман, Сергей Гармаш

RusRadioMarbella: Ещё, пожалуйста, припомните, господа, свои положительные эмоции при общении с гостями…   

Ильдар Жандарёв: Я вспоминаю Аллу Демидову. Она – потрясающий собеседник! И неисчерпаемая! Ну, и Владимира Сорокина, конечно! У него есть, что сказать миру, и это «что» рождается так, походя, в разговоре. 

Борис Берман: Из тех, кому есть, что сказать, я вспоминаю Александра Сокурова и Юрия Арабова. Они очень разные. Арабов на протяжении разговора был такой «enfant terrible», и весь эфир нас провоцировал. Он преподаёт режиссуру во ВГИКе, и резко так говорил нам: «О чём вы меня спрашиваете? Самое простое – научить снимать порнофильмы!»

RusRadioMarbella: С кем беседа лучше, легче, интересней складывается у вас?

Ильдар Жандарёв: Интересней и легче с теми, кто свободней, кто не находится в рамках какого-то образа, который он для себя придумал и озабочен только тем, чтобы воспроизвести свой имидж…

Борис Берман: Которым он «торгует»!

Ильдар Жандарёв: Интересен тот, кто открыт, кто живёт здесь и сейчас, кто не вытаскивает готовые «файлы», уже много раз озвученные многим журналистам, кто думает над вопросом, и каждый раз его ответ – экспромт.

Борис Берман: Я вспоминаю встречу (и горжусь этой встречей) с Владимиром Сорокиным. У нас есть такой внутренний модуль – мы в конце задаём вопрос общего характера…

Ильдар Жандарёв: Я бы сказал – общефилософского! (смеётся)

Борис Берман: Я спросил его: «Чего Вы боитесь?» Вопрос, не Бог весть какой.  Он думал… минуту! Это была минута молчания, про которую потом журнал «GQ» в разделе «Новое на телевидении» написал: «Самая значительная пауза на отечественном ТВ за последние 10 лет!» Я очень ценю, когда человек думает на моих глазах. Правда, надо признать, что есть люди, умеющие имитировать процесс размышления. Они могут быть и не актёрами, но актёрство это используют.

Борис Берман, Франсис Гойя

RusRadioMarbella: Иногда собеседник приходит в студию как… на корриду (вот подходящее слово, мы же в Испании), ему зачем-то нужно ощущение некоторого превосходства, что ли. У нас радио и, тем не менее, голос выдаёт такого гостя. Вам на ТВ ещё труднее. Как перенастраиваете такого собеседника?

Ильдар Жандарёв: Человек, который пришёл, должен чувствовать нашу подготовку и сразу понять, что вопросы не дежурные, а интересные и важные для него. На самом деле, ни о чём так человек не любит говорить, как о себе. Все хотят выговориться. А проблемы при беседе могут быть разными. Стенкой может стать (мы уже говорили об этом) выстроенный имидж и заложенная программа: «Я не выйду за рамки этого имиджа» – это, практически, не решаемая проблема. В человеческой природе собеседника заложено самоутверждение за счёт того несчастного, кто попался ему на пути. Это гасится иронией… сразу. И люди это чувствуют и понимают, что если дальше показывать зубы, то они просто сломаются.

RusRadioMarbella: А перед эфиром вы общаетесь со своими гостями?

Борис Берман: Минут 15-20 нужно пообщаться с собеседником… посмотреть друг другу в глаза… размять его, что ли…

RusRadioMarbella: Разогреть?! (смеются)

Ильдар Жандарёв: Снять настороженность, которая существует всегда. Или убрать заторможенность, разговорить, разбудить привычку говорить здесь и сейчас. Раньше мы работали в прямом эфире, и бывали ситуации, когда наш гость запаздывал, приходил впритык, и вот это, неинтересное для зрителя привыкание к собеседнику в течение трёх-четырёх вопросов, происходило в эфире. 

Борис Берман: Я помню историю с покойной Ольгой Александровной Аросевой. Мы тогда выходили в прямой эфир на «Орбиту» (для Дальнего востока) в 17:00 по Москве. Она застряла в пробках, влетела, говорить некогда, ей нужно делать причёску.

Ильдар Жандарёв: Мы уже сидим в студии, эфир начинается…

Борис Берман: Не надо этой мемуарной литературы! Она входит, ей несут щипцы для волос, операторы кидают от себя удлинитель… она на нас не смотрит, ей важно хорошо выглядеть. Но на то она и Аросева – разговор получился изумительный! Однако, это стоит больших нервов. 

RusRadioMarbella: Прямой эфир – это стресс неимоверный!

Борис Берман: Но это и кайф необыкновенный! Невероятный кайф! Мы лишены этого сейчас по экономическим причинам. Аренда студии теперь стоит немереных денег, поэтому продюсерам выгоднее, чтобы мы сняли четыре передачи за один день. Это сложно. Раньше мы настраивались на одну, условно, Аросеву, говорили с ней, а дальше освобождали мозг от накопленной для интервью с ней информации. Теперь мы держим в голове информацию, которая в четыре раза больше. Положим, мы провели первый разговор с артистом NN, закончили запись, а он продолжает говорить с нами. И мы понимаем, человек не выговорился…

Ильдар Жандарёв: Не сказал, как ему кажется, главного.

Борис Берман: А нам (признаюсь) он уже категорически не интересен! Даже, если бы напротив нас сидел Макрон или Трамп! После съёмки я не могу и не хочу видеть никого! Мне нужно освободить голову для следующего персонажа. Это серьёзнейшая психологическая и эмоциональная нагрузка. Поэтому у нас теперь в гримёрке стоит аппарат для измерения давления.

RusRadioMarbella: Детектор лжи там у вас… мы знаем… (смеются)

Ильдар Жандарёв: Ну, для наших гостей мы – детектор лжи, а аппарат, измеряющий давление – это для нас.

MIRFF 2017. Ильдар Жандарёв, Валентина Михалёва, Борис Берман, Павел Чухрай

RusRadioMarbella: Формат вашей программы предполагает «перекрёстный допрос», тривиально – «хороший полицейский» и «плохой полицейский»?   

Борис Берман: Ну, этот формат себя уже изжил. Важнее теперь драматургия разговора, кульминация и развязка. Но, зная примерно, что есть вопросы удобные и неудобные, неудобные вопросы берёт на себя Ильдар. Потому что и у гостей сложился стереотип… 

Ильдар Жандарёв: Потому что я говорю: «Не хотелось бы никого обижать, но об этом я спрошу».

RusRadioMarbella: Просто вы решили между собой, что у Ильдара более обаятельная внешность… с него взятки гладки… на него не обидятся…

Борис Берман: Нет, есть тематические пласты, к которым мы относимся по-разному. Мы – не сиамские близнецы!

RusRadioMarbella: У парной работы есть преимущества? В каких-то интервью именно work in couple помогает? Особенно с «трудным клиентом»?

Ильдар Жандарёв: Во время интервью, конечно, помогает. Мы как начали когда-то работать в прямом эфире, так, по сути, и сохраняем этот стиль, стараемся избегать монтажа максимально. То есть, работаем, как в прямом эфире, исключаем только технические проблемы. 

Борис Берман: Мы снимаем, конечно, на две-три минуты больше, чтобы потом исключить (вырезать) посторонние шумы: кашель ведущего, обсценная лексика гостя. Кстати, мы бы «последнюю» с удовольствием оставили, но… 

Ильдар Жандарёв: Именно это я кратко сформулировал, как «технические проблемы». (смеётся)

RusRadioMarbella: Беседовать вам приходится, чаще всего, с народом требовательным и даже капризным… Ваши гости всегда довольны тем, как они выглядят на экране?

Борис Берман: Мы очень не хотим, чтобы у нашей передачи была репутация – «Тут не любят своих героев». У нас шесть камер, не все умеют сидеть так прямо, как Нани Брегвадзе, чаще люди сутулятся, и ракурс может оказаться невыгодным. Мы «ни разу не глянец, конечно, и не гламур никогда», но… мы хотим, чтобы следующая актриса, которая увидела, как сняли её соперницу, не отказалась бы к нам прийти. Ради хорошего ракурса иногда делаем монтаж.

RusRadioMarbella: То есть, отношение к гостям у вас уважительное?

Ильдар Жандарёв: Более чем уважительное!

Борис Берман: Тут есть и эгоистические соображения – хотим, чтобы к нам «не заросла народная тропа». Просто помним случай с известной актрисой, которая не захотела сниматься в нашем фильме о ней, только потому, что ей не понравилось, как она выглядела в нашей передаче «Без протокола» до этого.

Ильдар Жандарёв: Мы понимаем, что успех нашей программы зависит от гостя. Если созданы условия для того, чтобы собеседник «блеснул» остроумием, знаниями, эмоцией, и при этом – прекрасно выглядел на экране, то передача получилась! Если нет, то мы провалились и провалились вместе…

RusRadioMarbella: А бывает, что приходится долго добиваться встречи? Есть такие, кто (удивительно, конечно) категорически отказывается от участия в программе? Чем можно мотивировать такой отказ?

Ильдар Жандарёв: Причины бывают разные... Например, мы пригласили Константина Хабенского, а он сказал: «Позвоните мне лет через десять!». И мы пригласили его снова через десять лет.

Борис Берман: Это опять мемуарная литература начинается. (смеются) Просто мы попали тогда «под горячую руку», его в ту пору все доставали, это было, кажется, после «Дозора» и сразу после его перехода в МХТ. Он не знал нас, ему это было совершенно не нужно и не интересно. Но за эти десять лет мы смогли познакомиться с Константином Юрьевичем на разных программах, в разных форматах. И он увидел, что мы делаем. С большим трудом, из-за его занятости, мы выловили его на первую встречу... В общем, Хабенский был у нас три раза – он знает, что от нас пакости не будет, мы не будем спрашивать то, что спрашивает жёлтая пресса... Разговор будет сущностным, интересным как для актера Хабенского, так и для нас.

RusRadioMarbella: У Константина 10 лет назад была, наверно, мотивировка из разряда: «Врать не хочу, а правду не скажу!»

Борис Берман: Ильдар, я думал, ты вспомнишь про другой случай. Мы назначили встречу с очень известным артистом. Мы понимали, что он – звезда! Подъехали к театру, подошли к служебному входу театра, где он служит. И он увидел, как мы увидели, что дамы (правда, сильно в возрасте) засыпают его цветами и кричат: «О! Ах!» И дамы видят нас! Мы такую мизансцену предвидели и получается, что «срежиссировали»… Актёр-звезда  был счастлив! «Вы придёте к нам?» «О, да! Непременно!»

Ильдар Жандарёв: Но он - не пришёл, потому что за неделю до намеченного срока встречи увидел у нас в программе актрису, с которой у него был длительный роман, а он его скрывал.

Борис Берман: У него в это время был для всех имидж… «целомудренного затворника», что ли, он показывал, что он выше всяких пересудов!  Звонит он нам и говорит: «Я в передаче, где снималась «такая-то» сниматься не буду!»

Ильдар Жандарёв: Причём, в разговоре с той актрисой о нём не было ни слова.

Борис Берман: В общем, мы расстроены, и, кроме того, как сейчас говорят – «попадаем на деньги»! Вся наша группа «попадает», и вместо четырёх программ делает три. Замену искать было поздно. Позже история имела продолжение – общий знакомый сказал, что наш герой хотел бы, всё-таки, прийти, что он приносит свои извинения. И ещё – он очень устал от разговоров о его любовных приключениях, его волнует только творчество, он хочет поговорить о творчестве! Поскольку портфолио и все материалы для интервью у нас остались, мы пригласили его снова. И он снова не приходит! 

RusRadioMarbella: Экскьюз был?

Борис Берман: Официальная причина – «полетел» имплантат, поэтому сниматься нельзя. Потом выяснилось, что он просто запил! Короче, в «список на наши похороны» он не попадает!

RusRadioMarbella: А «список наоборот» у вас есть? Список тех, кто мечтает к вам прийти, а вы не зовёте?

Борис Берман: Ну, мало ли, кто мечтает! Должен же быть человек интересный, человек, которому есть, что сказать.

Ильдар Жандарёв: Тех, кому есть, что сказать, мы рано или поздно позовём. Мимо них не пройдём! 

Борис Берман: Был у нас Теодор Курентзис...

RusRadioMarbella: Как он всем понравился! Ваш вкрадчивый голос, Борис, так контрастировал с греческим темпераментом волшебного дирижёра!

Борис Берман: Очень сложно было вклиниться не только в его насыщенный график, но и… в его настроение. Ему, по большому счёту, это было вообще не нужно! Но его менеджеры знали, что есть такая передача, аудитория которой – это его публика. Он с блеском работает в Перми и в Европе – и это прекрасно! Но, когда гастроли в Москве, необходимо (по мнению менеджеров), чтобы, так называемый, «фанатский клуб» стал больше. Когда он к нам пришёл, мы для него были – «чистый лист». Но, в итоге, это была, не побоюсь этого слова, наша победа! Когда мы закончили съёмку, он не хотел уходить!

Ну, мы готовились, естественно. Не сильно, признаюсь, разбираясь в классической музыке, мы попытались проникнуть в историю его жизни, в его, если угодно, творческую лабораторию... Он понял, что нам всё про него интересно! А нам действительно было интересно, как он это делает (нет, не то, конечно, как он дирижирует без дирижёрской палочки – это простой ответ), а то, чем он привлекает музыкантов из самых разных стран приезжать в Пермь и работать в его ансамбле «Musica Aeterna Ensemble». Как он сумел в Перми договориться с губернатором и подписать контракт так, как ему было нужно! Это чудо какое-то!

 

Теодор Курентзис

RusRadioMarbella: А какой обаятельный, романтичный, артистичный и самобытный он – потомок известного рода византийских аристократов! Эрудированный модный красавец! А акцент?! Чудо! У вас есть обратная связь? Женщины должны были быть без ума!.. Спасибо вам!

Борис Берман: О, обратную связь мы ощутили, когда пошли в Большой зал консерватории на его концерт. К нам подходили какие-то люди и говорили: «Мы пришли сюда после того, как мы посмотрели вашу передачу! Оказывается, не только мы любим Теодора Курентзиса!» Другие говорили: «Мы узнали и полюбили его, увидев вашу программу!» Нет, мы вовсе не собирались поднимать рейтинг Московской филармонии, но это было чудо! Это был, быть может, самый яркий и запоминающийся гость! Он – шаман!!!

RusRadioMarbella: Он покорил всех! И вы покорили.

Борис, Ильдар, представим теперь такую… абсурдную ситуацию: мы – гости вашей студии. Какой вопрос вы задали бы нам? Только не спрашивайте нас: «Зачем вам всё это нужно!» (все смеются)   

Борис Берман: Спрошу: «Как ощущается в Марбелье и в вашей работе социальное расслоение в русскоязычной диаспоре, которое видно невооружённым глазом?» А поскольку, я, по своей природе, человек (теперь в этом можно признаться) «левых взглядов» то, второй вопрос: «Раздражает вас это, или вы с этим смирились?»

RusRadioMarbella: А нужно отвечать? Мы же о нашем гипотетическом присутствии в вашей студии! (все смеются)

Мы, конечно, замечаем социальное расслоение. Но, поскольку, не можем с этим бороться, мы адаптировались и пытаемся предложить наш продукт тем людям, кому это интересно.

Ильдар Жандарёв: А я бы задал традиционный вопрос нашей программы: «Какие стихотворные строчки наиболее адекватно отражают Ваше сегодняшнее состояние души?»

RusRadioMarbella: Надо признаться честно – сейчас у нас в голове стихотворных строчек почти нет, там только MIRFF (Международный Фестиваль Русского Кино в Марбелье).  Разве что, пожалуй, эти: «О, сколько нам открытий чудных…» (все смеются)

Спасибо вам большое за этот разговор, за то, что приехали. Мы ждём вас всегда! Это было интервью «на день глядя» с Борисом Берманом и Ильдаром Жандарёвым!

Борис Берман: Мы с опаской приехали сюда, с радостью здесь находимся, и, думаю, что с грустью будем уезжать…

RusRadioMarbella: Ура! Мы завоевали! (все смеются) Но приезжайте непременно на следующий Фестиваль! А теперь, по испанской традиции, остаётся два раза поцеловаться… (все смеются)

 

                                                   Беседу вели Мария Уибберли и Ирина Нефёдова

 

Leave a comment