Как я стала мамой нигерийской принцессы. Блог Луизы Мосендз

Всё-таки вы сумасшедшие родители! Отправить меня, маленькую, тринадцатилетнюю, в Англию, в школу-интернат?! Я со своими детьми так не поступлю!

 

Как-то раз, в летний Марбельский день, когда даже птицы, разомлев от жары, смолкли, мы с  дочерью валялись на диване, что у нас на террасе. «Lazy afternoon», – поёт Барбара Стрейзанд про такой ленивый полдень. Дочь читала книгу, а я следила, чтобы в страницах книги вдруг не оказался мобильный телефон. Знакомая история, правда?

Дочь, вдруг, произнесла:

– Всё-таки вы сумасшедшие родители! Отправить меня, маленькую, тринадцатилетнюю, в Англию, в школу-интернат?! Я со своими детьми так не поступлю!

У меня, признаюсь, брызнули слёзы. Да-да, слёзы! «Из опущенных глаз водосточных труб…»  – как написал Маяковский в «Облаке»…

– Доченька, все в жизни проходят через трудности, – сказала я, подумав при этом, – не все, правда, через дорогущую элитную «boarding school»…

– Во всём надо искать хорошее, – так обычно уговариваю я себя.

И нашла! Точнее, дождалась!

Из задрипанного, много раз перекрашенного почтового ящика, в нашем доме на Тверской,  достала я однажды белоснежный конверт! А в нём – приглашение на выпускной бал моей дочери.

Не скажу, что время пролетело незаметно. Иногда, без дочки рядом, оно ползло страшно медленно. И всё же доползло! «Всего» четыре года – и доченька окончила эту английскую школу. И сейчас в письме меня спрашивали: хочу ли я приехать на выпускной бал. Что за вопрос?

В письме было много довольно странных инструкций, в том числе о том, что следует надевать на себя днём, а что вечером. Да, ещё там предупреждали, что кофе и чай сервируют после салюта. Салют?.. Из пушек что ли?..  

В конце указали: «Спиртное с собой не привозите, закажите у нас». Запомнила, что бутылка вина от 100 фунтов стерлингов…

А я-то, наивная, думала, что отдала уже «полцарства за коня»!

Ничего! И это выдюжим!

Дочь училась в самом маленьком графстве Англии. В кукольном городке – крохотной столице этого графства, где помимо школы был даже музей. Самый маленький музей самого маленького жителя этого самого маленького графства. И гостиницы там были маленькие: уютные, милые, домашние.

Наша была построена в 1604-ом. Можете представить себе, какое количество родителей, приезжающих со всего мира на выпускной бал своих детей, прошло за это время через семью, которая владела этой крохой.

Мы-то стали «любимыми родителями» у владельцев этого отеля! Во всяком случае, мы так себя ощущали.

У меня, надо заметить, очень хорошие подруги! Каждая из них дала мне своё любимое вечернее платье, чтоб не ударила я «там, у них» лицом в грязь. И пока я развешивала их (платья, не подруг) по комнате, решая, какое же мне сегодня надеть, раздался стук в дверь.

На пороге стояли «два весёлых гуся»: моя дочь и её подруга – красивая кудрявая девочка. За их спинами по всему коридору валялись наполненные чем-то мешки из-под мусора. Оказалось, в них была упакована «вся жизнь» моей дочери за последние три года.

– Мух, Па, – это наша дочь так нас называет, – нам сказали освободить сегодня общагу и одеваться теперь мы должны у родителей.

Тут она, словно вспомнив, указала на кудрявую девочку:

– Это моя подруга. Нигерийская принцесса. Родители к ней, на выпускной, не приехали.

– Что-то случилось? – с сочувствием посмотрели мы с мужем на принцессу.

– Они сказали, что им здесь холодно, – абсолютно равнодушно ответила она.

Первое июля! В окна нашего кукольного отеля бьёт ливень. И я вдруг поняла, что должна найти кусочек тепла не только для своей дочери, но и для этого симпатичного чуда, которое нежданно-негаданно появилось в нашей «рукавичке».

Я стала мамой нигерийской Принцессы. Пусть всего на один вечер…

Мы перемерили все платья моих подруг и нашли, наконец, то, что ей подошло. Мы перерыли все  пластиковые мешки в поисках туфелек (41-го размера) для новоявленной Золушки. Мы пытались угомонить её волосы, и совершили боевой раскрас.

В конце концов, мы себе понравились! Наш Па остолбенел от такой красоты…

Что вам сказать про бал?.. Белые шатры на английском газоне после дождя выглядели, как армейские палатки, которые разбили на болотах Беловежской пущи. Только чёрная «бабочка» на шее моего мужа почему-то оставалась сухой.

За нашим столом было четыре пары. Мы выпили всё! А как ещё там согреться?!

Долго ждали обещанного салюта. Почему-то я была уверена, что он меня согреет.

И да, нам дали кофе или чай «после» (всё строго по инструкции из письма). Традиции! Англия!

Я начала понимать родителей принцессы и их неприязнь к погоде в английском королевстве...

Зато мои «два весёлых гуся», мои доченьки были самыми весёлыми и самыми счастливыми на этом балу!

Теперь они – студентки University of London (Russel group, папе это важно). И я горжусь ими!




Leave a comment